gladkeeh (gladkeeh) wrote in ru_charms,
gladkeeh
gladkeeh
ru_charms

Хармс в анимации


29 сентября сходил на программу «Даниил Хармс в анимации» в Библиотеке киноискусства им. С. М. Эйзенштейна. Вела ее киновед Алена Сычева. Было показано четыре фильма – три российских и один чешский. В разговоре после показа участвовали авторы фильмов режиссеры Константин Голубков и Дмитрий Лазарев и продюсер Школы-студии «Шар» Любовь Гайдукова.

Опасная прогулка. Россия, Школа-студия «Шар», 2002. Автор сценария (по стихотворению Даниила Хармса «Очень страшная история») и режиссер – Алена Оятьева. Мультипликаторы – А. Подколзин, Маша Никулина, С. Кирякин. Оператор – Ирина Ганкова. Композитор – Александр Гусев. Текст читает Гарик Сукачев. 3 мин. 30 сек.

Рисованный мультфильм по детскому стихотворению Хармса «Очень страшная история». Два братца – долговязый и шкет – выходят из булочной, неся наперевес длиннючий французский батон. Доходят до подворотни, но их обгоняет парняга на велосипеде, заруливает в подворотню, раздается бум-шлепс-бряк и незадачливый велосипедист вылетает обратно. Пленка отматывается назад: братья снова топают, доедая с маслом булку (масло не нарисовано), а по трубе спускается и ныряет в подворотню вор с мешком. Его ждет та же участь – он с грохотом вылетает назад и ретируется по трубе. Третья попытка братьев пройти по опасному участку. Теперь с трамвая сходит бабулька с авоськой и котом в клетке и углубляется в подворотню с тем же печальным исходом. Вусмерть перепуганный кот выносит хозяйку на верхушку дерева, а на другую ветку сваливается с крыши вор с поклажей. В четвертый раз причина угрозы появляется сама – здоровенный пятнистый пес, который разносит все вокруг. Дальше действие развивается по сюжету стихотворения. Смешной фильм с забавной музыкой и звуковыми эффектами. На фестивале визуальных искусств «Эхо Орленка» он получил диплом «за умение дарить радость».

Дворник на Луне. Россия, Школа-студия «Шар» (мастерская А. Хржановского, А. Демина, И. Максимова), 2007. Автор сценария (по мотивам стихотворения Даниила Хармса «Постоянство веселья и грязи»), режиссер, художник и аниматор – Константин Голубков. Художник-постановщик – Полина Новикова. Оператор – В. Ахтырский. Композитор – Александр Гусев. Текст читает Александр Малов. 7 мин.

Мультфильм в технике перекладки, вдохновлен строчками из стихотворения Хармса «Постоянство веселья и грязи»:

...и дворник с черными усами
стоит всю ночь под воротами
и чешет грязными руками
под грязной шапкой свой затылок,
и в окна слышен крик веселый
и топот ног и звон бутылок.

Бородатый дворник дрыхнет прямо в шубе, шапке и валенках и ему снится, как он, пружиня со свой кровати, допрыгивает до узкой ладьи месяца. Где-то там, на Луне, на краю беседки с колоннадой сидит дева в хитоне и играет на ручной арфе. Рядом с кроватью в пустой комнате дворника стоит коза и щиплет метлу. Она его будит, дворник выходит в серый колодец питерского двора, доит козу и принимается подметать осенние листья. Въезжает машинка с чувачком во френче, тот заставляет дворника влезть на крышу и водрузить красный флаг. Начинается день: выбегают шумные пионеры, всякий народец бросает мусор, окурки и бутылки. Дворник, лежа на крыше, снова грезит о своей лунной пассии. Его будят пролетающие самолеты. Он спускается и принимается подметать мусор. Начинается ливень. Ночью лунная дева подманивает дворника, отражение месяца в луже превращается в ладью, он погружает в нее козу и, управляя метлой как веслом, взмывает над колодцем двора под аккомпанемент арфы.

Я спросил у Константина Голубкова, думал ли он о том, что такой романтический персонаж вообще-то не соответствует миру Хармса, в котором дворник – всегда негативная фигура, олицетворение гнусности и пошлости обыденного мира? «Да, – согласился автор фильма, – у меня не хармсовский дворник. Мой тянется к духовному, а хармсовские не тянулись. Но в советское время многие культурные деятели работали дворниками, сторожами, истопниками – вот они мне очень близки, и это, наверно, про них».

«Хармса экранизировать почти невозможно, – признался Голубков. – Его произведения сами по себе трюки. Анимация – тоже трюк, и сделать трюк их трюка – это как одновременно рассказать два анекдота. Можно делать только что-то по мотивам. Первоначально мой замысел выглядел совсем по-другому, но он столько раз менялся, что в конце получилось то, что получилось... На текст этого стихотворения Хармса («Постоянство веселья и грязи») была написана песня, очень барочная, красивая, но соединение текста и анимации зазвучало пошловато, и я от него отказался».

Планировалось и продолжение фильма в соответствии с сюжетом стихотворения:

Луна и солнце побледнели.
Созвездья форму изменили.
Движенье сделалось тягучим,
и время стало как песок.

Пока дворник находился на Луне, на Земле происходи катаклизмы, все осыпалось в песок, и он спускался это подметать. «Но нас торопили со сдачей, – развел руками автор, – и от этой затеи я тоже отказался».

В планах Константина Голубкова сделать анимационный фильм о самом Хармсе и обэриутах.

Хармониум. Россия, Студия продюсерского кино, 2009. Автор сценария (по произведениям Даниила Хармса) и режиссер – Дмитрий Лазарев. Художник-постановщик – Мария Быстрова. Художники – Василий Болотин, Мария Быстрова, Дмитрий Лазарев, Наталия Попова, Мария Сутягина, Елена Ремизова и др. Аниматоры – Борис Волков, Анна Медведева, Сергей Ромашкин и др. Музыка Сергея Курехина, Сергея Алякринского, Иоганна-Себастьяна Баха, Марека Вебера, Ивана Урюпина, Чарлза Спенсера Чаплина и др. Текст читают Юрий Авшаров, Юлия Авшарова, Авангард Леонтьев, Никита Лучихин, Наталия Нечаева, Анна Путиловская, Сергей Скобелев. 26 мин.

Анимационный фильм в технике перекладки, в который включено довольно большое число прозаических, стихотворных и драматических текстов Хармса: «Новая Анатомия», «Четвероногая ворона», «Победа Мышина», «Тюк!», «Врун», «Вы знаете! А? Вы знаете? Нет, вы слышали?..» (диалог Нины и Варвары Михайловны), «О наших гостях», «Как Володя на салазках быстро под гору летел» и др.

Плотненький домуправ заходит в подъезд и попадает в не совсем обычный коммунальный мир. Один из его обителей – писатель; на его дверной табличке десяток фамилий: Даниил Хармсъ, Чармс, Даниил Дандан, Карл Иванович Шустерлинг и т. д., в самом низу – Гармониус. Возле каждой из фамилий обозначено разное число звонков. Жилец этой комнаты рассуждает сам с собой: «Не знаю, почему все думают, что я гений; а по-моему, я не гений...» и т. д.

Каждый эпизод сопровождается своей музыкой и составляет как бы отдельный «случай». «Победа Мышина» идет сквозным сюжетом, и еще домуправу постоянно попадается на глаза нагая дамочка в теле (как я понимаю, из фрагмента «Но художник усадил натурщицу…»).

Бродя по дому, домуправ попадает театральную сцену, где играется спектакль «Тюк!». Под конец представления ехидный Евдоким Осипович удаляется, Ольга Петровна после очередного удара топориком с недоверием смотрит на пустую качалку, но тут звонит телефон и из трубки раздается ненавистное слово. Под аплодисменты зала Ольга Петровна валится замертво.

Фильм заканчивается патетическим эпизодом «Из дома вышел человек…» (уходит, естественно, сам Хармс) – стихотворение читает актер Театра Сатиры Юрий Авшаров, умерший в январе 2010 года, и его памяти посвящен фильм.

«Хармс по своей природе анимационен, – ответил Дмитрий Лазарев на вопрос, почему он обратился к этому литературному материалу. – Гротеск, свойственный анимации, – это и черта всех текстов Хармса». 26-минутный фильм делался два с половиной года, из них девять месяцев писался звуковой ряд, затем по традиционной технологии к нему создавался визуальный план.

В заключение программы был показан чешский кукольно-рисованный фильм

Упадание (Pád). Чехия – Канада, 1999. Авторы сценария – Аурел Климт, Бенуа Болье, Дерек Ши (по рассказам Даниила Хармса «Упадание» и «Вываливающиеся старухи»). Режиссеры – Аурел Климт, Дерек Ши. Операторы – Бенуа Болье, Зденек Поспишил. Художник – Энн Бёрнелл. Аниматоры – Аурел Климт, Давид Сукуп. Композитор – Петр Соудек. 14 мин.

Это просто потрясающий фильм. Я смотрел его раньше в Чешском культурном центре вместе с более ранним мультиком Аурела Климта «Машкин убил Кошкина» (Maskin zabil Koskina; 1995). «Машкин убил Кошкина» – вполне буквальная визуализация одноименного рассказа: два русских мужичка, пританцовывая, метелят друг друга. Это, конечно, смешно. Однако я считаю буквальное прочтение рассказа обедненным, потому что Машкин – это слегка модифицированный Мышкин, то есть рассказ – слегка завуалированное описание того, как мышка убивает кошку (ср. рассказ «Победа Мышина»; по каким-то причинам Хармс «подыгрывал» инкарнациям мышей в человеческом облике).

«Упадание» – вольное соединение одноименного рассказа с «Вываливающимися старухами». Можно говорить, что мотив падения и образы стариков и старух у Хармса тоже имеют метафизическую подоплеку, не воспринятую чешским режиссером. Но зато бытовая жуть, воспринимаемая любым читателем «случаев», здесь сконцентрирована исключительно.

Персонажи – вязаные куклы с пуговичными глазами. На ночную крышу забирается кошка. Сзади к ней пристраивается кот и брутально ее трахает. Кошка сваливается вниз. Внизу на улице выстраивается очередь из одинаковых старушек с головами как теннисные мячи, в платочках. С покатой крыши сползает босоногий дедок, но зацепляется за карниз и долго там висит. Старуха в окне, вращая пуговичными глазками, выжидающе лупится на него. Приходит милиционер разгонять старух. Обесчещенная кошка возвращается назад и пинком сталкивает с крыши кота. Два мужичка приезжают в фургоне, вытаскивают гроб и, попивая водку, садятся ждать, когда дед рухнет с крыши. Но тот себе не шевелится. Любопытная старуха, смотревшая из окна, падает вниз, за ней другая и третья. Приезжает скорая, потом пожарка. Дядьки из похоронного бюро бьют морды доктору и пожарникам. В грузовике приезжает дворник, деловито накалывает напАдавших старух на вилы, сгружает в кузов и всех увозит. Двое похоронщиков курят и всё ждут деда на крыше, но тот висит. На улице валяется пьяный. На зачморённой коняге проезжает извозчик. Всё происходит под аккомпанемент монотонного, меланхоличного фортепьяно.

Ощущение обыденности зла, полной атрофии восприятия зла здесь передано необыкновенно. Если сравнивать российские мульты по Хармсу, то в них во всех есть драматическая нота, но много романтического и игрового. У Климта – сгусток самого мрачного и гротескного юмора, который при всем этом остается юмором. Стоит заметить, оба российских режиссера, участвовавших в обсуждении, оценили «Pád» высоко.

Кроме перечисленных я когда-то видел анимационный фильм по «Историческому эпизоду» (про Ивана Сусанина), но не нашел никаких его следов в интернете, и «Плих и Плюх» (1984, р. Натан Лернер, по стихотворному рассказу Вильгельма Буша в переводе Хармса).
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments